ianvaletov: (Default)
Много спорных моментов, но с точки зрения позиций и мнений - получилось интересно.

ianvaletov: (Default)
http://www.spiegel.de/politik/ausland/interview-mit-brzezinski-usa-russland-im-kalten-krieg-a-1040744.html

Перевод взят отсюда:https://polka.dirty.ru/staryi-i-tem-bolee-matioryi-kon-borozdy-kak-pravilo-ne-portit-1130516/

Можно сказать, что это ответ на интервью Караганова тому же Шпигелю.

Сейчас речь идет о том, чья доктрина победит и я очень болею за то, чтобы победила доктрина, которую представляет господин Бжезинский.
После Крыма и Донбасса я просто ОЧЕНЬ болею за то, чтобы победу одержала нужная нам команда. Это даже не вопрос безопасности, это вопрос существования нашего государства.
Когда политик калибра Бжезинского видит отличие между Гитлером и Путиным исключительно в том, что Гитлер не искал личного обогащение, а Путин ищет, то к его словам стоит прислушаться. Угроза вполне реальна.


Шпигель: Господин Бжезински, не кажется ли Вам, что начинается новая холодная война между Западом и Россией?

Бжезински: Так она уже давно началась. К счастью, как и раньше вариант того, что из этого получится настоящая, "горячая" война маловероятен.

Шпигель: Прошлый раз холодная война продолжалась 40 лет — на этот раз нам ожидать примерно того же?

Бжезински: Не думаю. Многие факторы на этот раз совсем другие. Если Украина сможет не развалиться изнутри в ближайшее время — вождь в России будет вынужден искать другие подходы. Очень надеюсь, что он достаточно умён, чтобы действовать в соответствии с ситуацией — лучше поздно, чем никогда.

Шпигель: А он настолько умён?

Бжезински: Сложно точно ответить на Ваш вопрос. Во всяком случае могу точно сказать, что он внутренне хитрый, обладает шестым чувством, умеет чувствовать ситуацию. Из последних его действий, я уже говорил, я не могу понять одного — жертвовать 40 миллионами? Люди, которые никогда бы не стали врагами России при других обстоятельствах. Очень рискованный шаг.

Read more... )
ianvaletov: (Default)
Интервью одного из видных путинских интеллектуалов - Сергея Караганова.
Если у них интеллектуалы такие, то что говорить о простых людях? Что вкладывается в голову населению с помощью СМИ и Интернета? Каковы долговременные последствия такой обработки общественного бессознательного?
Грустно.

Сергей Караганов (личный советник Путина, декан московского элитного университете и ещё много чего) недавно дал интервью немецкому журналу Шпигель (интервью стало реальным хитом в немецких масс–медиа). Насколько я могу знать — интервью на русский нигде и никогда не переводилось (и уж тем более нигде не афишировалось в российских СМИ).

Шпигель: Сергей Александрович, НАТО планирует расширить свою деятельность в восточно–европейском регионе НАТО...

Караганов: Я уже 8 лет назад говорил о ситуации, близкой к войне.

Шпигель: Вы имеете в виду с того момента, когда началась война в Грузии?

Караганов: Уже тогда доверие между нашими большими противоборствующими странами было близко к нулю. Россия только запускала тогда процесс перевооружения. С тех пор ситуация в плане доверия только ухудшилась. Мы заранее предупреждали НАТО — не нужно приближаться к границам Украины. К счастью, Россия сумела остановить продвижение НАТО в этом направлении. Тем самым опасность войны в Европе в среднесрочной перспективе, пока, снижена. Но та пропаганда, которая сейчас осуществляется, очень напоминает состояние войны.

Шпигель: Я надеюсь, в смысле пропаганды Вы имеете в виду в том числе и Россию?

Караганов: Российские СМИ в этом смысле держатся скромнее в сравнении с натовскими. И главное, вы должны понимать: для России очень важно чувство защищенности от внешнего врага. Мы должны быть готовы ко всему. По этой причине наши СМИ иногда несколько преувеличивают. А что делает Запад? Вы упрекаете нас в том, что мы агрессивны. Ситуация схожа с той, что была в конце 70–ых, начале 80–ых годов.
Read more... )

В связи с тем, что только что вы прочитали мнение одного из советников г-на Путина, у меня есть встречный вопрос:
понимаете ли вы, что мы вступили двумя ногами в эру новой "холодной" войны, причем не той, что мы помним по 80-м, а в варианте Карибского кризиса - той, что в любой момент может перерасти в вполне себе "горячий" конфликт?
Обращаю ваше внимание, что г-н Караганов во всю, руками и ногами перекладывает вину за обострение отношений на Запад, и старается представить конфликт на Украине, как нечто само собой разумеющееся. То есть, ему и в голову не приходит, что он считает "буферной зоной" страну в 45 миллионов человек. Еще раз, вдумайтесь - страна в 45 миллионов человек, независимая держава, воспринимается советником Президента России, как буферная зона, исключительно в разрезе параноидальных опасений и в интересах российского режима.
Все эти российские добровольцы, войска, аннексия Крыма, конфликт на Донбассе - это спланированные акции, полагаю, что разработанные в рамках военной доктрины РФ, а вовсе не спонтанные реакции на Майдан, как долгое время нам пыталась представить российская пропаганда.

В общем, читайте и наслаждайтесь - чистая и незамутненная ненависть в исполнении московского гостя.

http://www.spiegel.de/spiegel/russland-sergej-karaganow-droht-mit-vernichtung-von-nato-waffen-a-1102108.html
ianvaletov: (Default)
Вчера, как я уже писал в ФБ, забанили мой основной фейсбучный аккаунт. Забанили за статью "Можем повторить..." по жалобам каких-то пидорасов-леваков, больших симпатиков СССР и современной России.
По этому поводу имею сказать следующее - мне приятно, что вы меня боитесь. Мне приятно, что вы стараетесь закрыть мне рот. И хрен у вас это получится.
Мои материалы, господа недруги, выходят одновременно в нескольких крупных сетевых изданиях, откуда разлетаются сотнями перепостов. Так что вы продолжайте, успеха вам! Держитесь там!

Вышло мое большое интервью "Зеркалу недели". Его можно прочесть здесь или на моем запасном аккаунте в ФБ.

http://gazeta.zn.ua/personalities/pisatel-yan-valetov-za-nas-nikto-voevat-i-stroit-ne-budet-_.html

С ним можно разговаривать бесконечно, что не удивительно. Ракетчик по образованию, предприниматель, писатель и популярный блогер Ян Валетов — настоящий интеллектуал. В юности был капитаном команды КВН Днепропетровского университета, игроком клуба "Что? Где? Когда?", одним из основателей игры "Брейн-ринг". Его роман-предупреждение "Ничья земля" получил главный приз на конгрессе фантастов "Интерпресскон-2009". Однако когда почти 10 лет назад автор читал отрывки из него своим друзьям, многие посчитали это безумной выдумкой. К своему сожалению, Ян Валетов предугадал многие события.
Read more... )
ianvaletov: (Default)
Получилось больше о политике, а хотелось бы о литературе и кино.

https://focus.ua/society/344705/

Это война на уничтожение — ни пощады, ни жалости не будет, — Ян Валетов
Писатель Ян Валетов рассказал Фокусу о романе-предвидении "Ничья земля", бывших коллегах по брейн-рингу, которые стали имперцами и чиновниками на оккупированной территории Донбасса, а также о том, чем Борис Филатов лучше Александра Вилкула

Оксана Савченко - 09.02.16 1158


Романы Яна Валетова принято относить к жанру фантастики. Хотя писатель с этим категорически не согласен. Говорит, что к фантастическому жанру его книги имеют весьма условное отношение. В 2005 году, когда автор читал друзьям первые главы "Ничей земли" о политическом кризисе в Украине, даже самые продвинутые крутили пальцем у виска: "Ты ненормальный, что за глупости?" Потом оказалось, что это не глупости. Большинство катастрофических событий, описанных Валетовым в романе, стали реальностью.

Кто он
Украинский писатель, бизнесмен, блогер, один из основателей брейн-ринга

Почему он
Большинство событий, описанных в его романе об Украине "Ничья земля", сбылись

Больше чем роман

Книгу "Ничья земля" предваряет эпиграф "Моей стране, которой я желаю другой судьбы". Что стало толчком для написания этого романа, который вы называете предупреждением?

— Моё видение политической ситуации в Украине и в России. Я десять лет назад предупреждал, что в России зреет очень неприятная для нас ситуация. И наши политики, которые этому подыгрывали за деньги или по карьерным соображениям, наносили сумасшедший вред стране. И политиков этих было абсолютное большинство, каждый искал свою выгоду. Об этом и написано в романе: наши главные враги — мы сами.
Read more... )

ianvaletov: (Default)
... моя страшная встреча с ведущими канала кровавого Порошенко. Мы постоянно зигуем, молимся на портрет Бандеры и плюем на чучело Путина!



Для зарубежного читателя - канал президентский. Эфир - прямой.

ianvaletov: (Default)
http://www.tochno.media/rus/publication/pisatel-bloger-n-valetov-nas-slivayut-slivaemsya--1433237251.html

Когда днепропетровский писатель Ян Валетов создал тетралогию "Ничья земля", казалось, что сбыться такое не может. Представьте: страна расколота на запад и оккупированный Россией восток, а между ними – пришедшие в упадок территории, где всем заправляют банды и еще более бесчеловечные спецслужбы. Но прошли считанные годы – и "Ничья земля" уже не выглядит столь фантастичной, а ее автор борется за будущее Украины в своем ЖЖ, который ведет под именем Бориса Битнера. Где-то обнадеживает, где-то успокаивает, но чаще вразумляет сограждан хлесткими формулировками.

Как вы оцениваете происходящее в стране? Украина крепнет или "нас сливают"? Что внушает оптимизм?

Оцениваю происходящее без оптимизма. Я далек от симпатий к нынешнему составу ВР и к власти. Но то, что она лучше, чем власть "золотого батона" – это однозначно. Нас не спасают и нас не сливают. Внутри страны есть несколько мнений, которые конкурируют между собой. Я сторонник реформ, как бы тяжело они не проходили, но эта точка зрения не так популярна, как противоположная – социальная поддержка в ущерб изменениям в экономике. Пока я не вижу существенных подвижек – пар уходит в гудок, внутри власти нет ни единодушия, ни мира. Разборки на уровне 2004-2005 годов. Последствия всем понятны – это реванш регионалов и пророссийских партий. Не будет согласия – не будет будущего.
Read more... )
ianvaletov: (Default)


Сергей Червонопиский — председатель Украинского Союза ветеранов Афганистана (УСВА), Герой Украины. В Афганистане воевал в составе 350-го гвардейского парашютно-десантного полка, первый комендант Кабульского аэропорта. Имеет тяжелое ранение, награжден многими наградами СССР и Украины.
– Что общего у нынешней "гибридной" войны с той, афганской, и что различает?
– Общего только то, что люди погибают в боях. Сейчас война на нашей территории. Вокруг все привычное, знакомое. Бойцам очень сложно перестроить себя на смерть, ранения, разрушения. Но главное отличие — непрофессионализм. Не только добровольческих батальонов, что объяснимо, но и армии.
Есть информация о том, что до частей не довозятся продукты, обмундирование

– "Непрофессионализм" — это не слишком жестко?
– Слишком мягко. Преступный непрофессионализм многих военных руководителей. Который, как всегда, компенсируется героизмом рядовых воинов. Ветераны Афганистана воюют на Донбассе, работают инструкторами, доставляют гумантарку, занимаются освобождением пленных, живут на территории боевых действий. К нам, в УСВА, стекается масса информации, причем, от людей опытных, знающих войну не по фильмам. Мы оцениваем ситуацию объективно.
– В чем недостаток профессионализма? В боевых действиях? В обеспечении?
– Про тыловиков даже вспоминать не хочется! Тогда, в Афгане, за сотни километров от Родины, солдат был вооружен, обмундирован, накормлен. А сейчас (машет рукой)... Сейчас ночующие в полях уже мерзнут без теплой одежды. Есть информация о том, что до частей не довозятся продукты, обмундирование. На армии продолжают наживаться, как и во все времена! Что касается боевых операций. Афганистан научил нас заранее планировать все: скрытность передвижения, взаимодействие, прикрытие, поддержку, эвакуацию раненых. И пути отхода, если пошло не так, потому что живой боец лучше павшего героя.
Насчет раненых — ситуация катастрофическая. Полевые госпитали в зоне боев не развернуты, специализированного транспорта нет. Надо находить решения. Знаете, как спецназ решал такую задачу? Специальной лебедкой на санитарной машине. Подползали к раненому, цепляли крюк за одежду и тащили потихоньку. А иначе под огнем погибнет и раненый, и санитар.
А колонны наши? Формируются по два часа, с флажками, как на параде. За это время их двадцать раз сфотографировали, сообщили боевикам - и ждет засада.
Опять же - геройство нелепое. В современной войне командир не должен быть впереди на лихом коне. Потому что самые большие потери именно тогда, когда командиры выходят из строя, и бойцы становятся неуправляемыми.
Эта война — крайне жестокая. Тем, кто ее развязал, это не простится

Не налажен элементарный учет — военнослужащих, техники. Некоторые подразделения вооружены автоматами АКСУ. У нас говорят, что он годится не для боя, а чтобы застрелиться. Есть вообще факты, которые понять невозможно. Например, пилот видит колонну вражеской техники, запрашивает подтверждение на атаку. Командование что-то выясняет, согласовывает и пилот получает "Добро", когда колонна уже рассредоточилась. Получается, что за каждым танком надо гоняться уже отдельно и под зенитным огнем.
Надо выключать операторов мобильной связи в районе проведения операций или хотя бы сдавать мобильные телефоны. Потому что по этим переговорам противник вычисляет все: дислокацию, предстоящий маневр, боевую задачу — и готовится.
На худой конец, вести переговоры условными словами, а не прямым текстом, как сейчас. Нельзя передвигаться на заметных, характерных машинах — боевики за ними начинают охоту. Можно продолжать долго, но не хочу.
– Можно ли сравнивать потери афганской войны и нынешней? В привязке ко времени.
– Сейчас — значительно больше. Против нас не применяли артиллерийского огня такой плотности. И, тем более, современных систем залпового огня. Пережившие это и выстоявшие — настоящие герои. Эта война — крайне жестокая. Тем, кто ее развязал, это не простится.
– Реальная война отличается от учебников военной академии. А у нас в последнее время армию системно разрушали. В отличие от той же России.
– Поэтому надо максимально использовать наш опыт — членов УСВА. Это опыт не книжный, он добывался кровью. Множество наших ветеранов готовы идти инструкторами — в зону боевых действий, на базы подготовки — куда прикажут. УСВА готова их направить, поручившись за каждого. Особенно это касается Нацгвардии, потому что их инструктора учат бороться с бандами, а не с военными формированиями. Нам не надо званий, каких-то особых привилегий. Льготы у нас и так есть. Надо, чтобы если Украине пришлось воевать, то мы воевали так, чтобы не было стыдно ни перед собой, ни перед людьми. Но все как-то вяло идет.
– В смысле?
– В военкоматах не знают, что ответить. Да и сидят там в большинстве не боевые офицеры. В Минобороне не хотят слушать. Обращались во все инстанции, писали президенту — никакой реакции. Вот, может, через прессу достучимся.
– Почему?
– Я по-житейски отвечу. Наши генералы, полковники и прочие командиры, которых развелось слишком много, очень боятся выглядеть некомпетентными перед нами, разбирающимися в военном деле. Боятся больше, чем загубить бойцов или проиграть сражение. Это опять к вопросу о профессионализме.

– Даже гражданским ясно, что без пресечения поставок вооружений и живой силы война на Донбассе продолжится долго. Может ли Украина эту задачу решить?
– Мы уже видели, чем закончилась непродуманная попытка блокировать границу. И всю правду об этой трагической авантюре нам еще только предстоит узнать. Пока не хватает сил для лобового удара, надо перекрывать транспортные магистрали. Сейчас даже танки передвигаются по дорогам. Поэтому разведка должна определить точки на основных магистралях, и артиллерия — пристрелять их. Обочины должны обязательно минироваться. Затем разведывательные группы скрытно, так, чтобы местное население не зафиксировало, выдвигаются в места наблюдения. Замечена вражеская колонна — наблюдатели сообщают точку, артиллерия открывает огонь. По необходимости подключается авиация. При попытке сойти с дороги работают мины. И нет колонны. Поверьте, после нескольких таких разгромов поток техники и наемников на территорию Украину если не иссякнет полностью, то резко сократится. Да и отношение россиян к необъявленной войне с Украиной начнет меняться.
– Вы упомянули про возврат пленных.
– Члены УСВА есть на территории АТО, и они, что называется, в авторитете даже у боевиков. Нашим гарантиям верят. За время боевых действий с нашей помощью из плена вызволено более 100 пленных, вот только на днях была освобождена группа из семи человек. Детали рассказывать нельзя, чтобы не подставлять людей, которые нам помогают. Дело это очень сложное, обстановка там меняется стремительно, наперед ничего обещать нельзя.

– Перед интервью посмотрел видеорепортаж о возвращении в бойцов 30-й ОМБР в Новоград-Волынский. Очень тяжелый материал.
– У меня впечатление, что руководство страны не до конца понимает, с чем предстоит столкнуться, когда люди начнут возвращаться с войны. Себя помню, когда приехал в отпуск в Белоруссию и увидел спокойную мирную жизнь. У меня крышу срывало, а я ведь был офицер, со специальной подготовкой, психологической, в том числе. А сейчас парни будут возвращаться озлобленные, потому что война кровавая, мы несем избыточные потери. А еще и политики обязательно подключатся для разогрева. Добровольческие батальоны уже сейчас говорят, что не намерены сдавать оружие. Это все — серьезная опасность для стабильности страны. И просто фатальной ошибкой будет попытка противопоставить этой вооруженной силе — другую, ту же милицию.
– А что делать?
– Заранее готовиться к всесторонней реабилитации участников боевых действий. Это ведь не только психологическая поддержка. Это медицинское обеспечение, протезирование, помощь с трудоустройством, жильем — целый взаимосвязанный комплекс. В США, например, участниками боевых действий занимается большое министерство. Ветераны Афганистана лично, лоб в лоб сталкивались с этими проблемами и опять-таки готовы активно включиться в их решение. Уверен, что здесь мировое сообщество, в отличие от поставок оружия, нам поможет. Важно, как и на войне, действовать на опережение, не доводя до эксцессов. Но на все это необходимы срочные решения на уровне руководства страны. Мы — готовы.

– И напоследок. Сейчас много говорят о параде ко Дню Независимости — нужен, не нужен. Ваше мнение.
– Такой, какой сейчас планируется — не нужен. Лучше финансы на обеспечение бойцов потратить. Нам нужен парад...
– Победы?
– Я считаю — Парад Единства Украины. А это и будет нашей победой.
ianvaletov: (Default)
Этот материал должен был выйти в РИА Новости. Потом на сайте Свободная пресса. И теперь вышел здесь - на http://www.revizor.ua
Вопросы задавал знатный "ватник" - Александр Чаленко. Мы давно знакомы и нормально относимся друг к другу, хотя позиции у нас диаметрально разные. Но мы оба знаем, что говорить и спорить однозначно лучше, чем стрелять. Правда, Саша?

Московские издания это интервью на брали из-за моих ответов. Украинские шарахались от материала из-за его вопросов. В принципе, вполне ожидаемый эффект - Чаленко спрашивал, что интересно ему, я отвечал то, что думал. Опасная смесь для любой пропагандистской машины.

Букв много. Интервью длинное. Кому интересно - следуйте по ссылке.

Какая разница, на основе чего построена диктатура? На основании идеи русского мира или неповторимой украинской идентичности? Это две стороны одной медали.

Мне хочется, чтобы мои дети жили в европейской Украине, законопослушной, цивилизованной стране, где нет национальности, а есть только гражданство. И где нет даже следа империи, с ее пренебрежением к человеческим правам, личности, к соседям. Я приверженец западной модели демократии и вижу в сегодняшних событиях (да и в конфликте между Россией и Украиной) проблему цивилизационного выбора. Куда пойдет Украина – в европейскую или азийскую цивилизацию? Для себя я вопрос принадлежности давно определил. Так что вопрос – что за страну я бы выбрал для своих детей? – ты поставил некорректно. Нельзя выбирать между двумя сортами дерьма. Диктатура и есть диктатура, хоть одень ее в косоворотку, хоть наряди в вышиванку. Но есть разница…

И она в том, что диктатура в Украине существует только в горячечном воображении ваших политиков и медийщиков, мы пытаемся вырваться из орбиты империи, стать членами семьи народов, а не вассалами чужой державности. Мы готовы меняться и не готовы на поклонение лидеру. Лидер может нас возглавить, но временно. И только свой лидер.




Источник: http://revizor.ua/news/culture#jan_valetov_ukraina_moja_strana_rossija_ne_moja_strana


ianvaletov: (Default)
Информация к размышлению:

Писатель Ян Валетов родился 26 августа 1963 года в Днепропетровске. Окончил физико-технический факультет Днепропетровского национального университета. Был капитаном команды КВН ДНУ, членом Всесоюзного Клуба «Что? Где? Когда?», один из создателей игры «Брейн-Ринг». По роду деятельности — бизнесмен. Публиковал статьи в интернете и газете «Бизнес» под псевдонимом Борис Битнер. Первый роман, триллер «Левый берег Стикса», вышел в Киеве в 2005 году. Автор фантастического цикла «Ничья земля», трилогии «Проклятый», романов «Прицельная дальность», «Остаться в живых» и других произведений. Лауреат премий «Интерпресскон» (Санкт-Петербург) и «Бронзовый кадуцей» (Харьков). Живет и работает в Днепропетровске.


— Ян, вы чегэкашник с солидным стажем, то есть по определению человек эрудированный, с аналитическим складом ума... Однако самый успешный ваш цикл «Ничья земля» — фантастический боевик. Мало того — боевик постапокалиптический. С чем связан столь, извините, неоригинальный выбор жанра?

— По поводу попадания романа в лениздатовскую серию «Фантастический боевик» вы трогаете меня за больное. Я много раз пытался убедить Александра Сидоровича, что это совершенно другой жанр — роман-предупреждение, социальная фантастика, да и не фантастика это, в общем-то, если разобраться, — но Сидорович был непреклонен. Доктор сказал в морг? Значит, в морг! И «Ничья Земля» вышла именно в этой серии.

С другой стороны, у Александра Викторовича был совершенно неубиваемый аргумент: «Ты хочешь, чтобы роман увидел свет? Назови его фантастикой. Иначе его просто не пропустят».

Read more... )
ianvaletov: (Default)
...может сегодня в 21.00 по киевскому времени посмотреть передачу "Васильевский остров".
11 канал Днепропетровского телевидения.
Смотреть можно здесь.

http://www.11channel.dp.ua/static/broadcast.html

Днепропетровцы могут просто включить телевизор.
Борис Васильев беседует со мной и журналистом Юрием Рыжковым на тему Таможенного Союза и Евроинтеграции.
ianvaletov: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kozatchenko в «Собеседник» № 32 :: 1 сентября 2013 г.


Из газеты «Собеседник» – первого, еще доперестроечного издания нового типа – вышла практически вся отечественная журналистика девяностых (она, кстати, и сейчас никуда не делась). Отцом новой печатной прессы стал самый успешный из наших молодых журналистов, тридцатилетний Владимир Яковлев.

Он сын главреда «Московских новостей», создатель «Коммерсанта». начала это был еженедельник, потом ежедневная газета, потом огромный издательский дом, бесконечно и заслуженно гордящийся собой. Потом Яковлев продал свою долю в этом доме, где был полубогом, и исчез. Это был 1999 год. То есть он опять все понял раньше всех.

Потом о нем долго ничего не было слышно, пока в 2008 году он не создал «Сноб» – самый модный журнальный проект последнего десятилетия. Через три года Яковлев из «Сноба» ушел – из-за разногласий с Прохоровым – и год спустя начал проект «Возраст счастья»: книги, сайт и группа в фейсбуке. Уже первая выпущенная им книга, которая так и называется, – в ней представлены несколько десятков счастливых стариков, их отобрал и описал сам Яковлев, – стала бестселлером и вызвала яростную полемику. Одни смеются, другие повторяют: «Это все не для России», а третьи, вроде меня, опять поражаются яковлевской интуиции.



За 50 начинается самое главное

– Володя, мы встречаемся в среднем раз в десять лет. И всякий раз я тебе говорю: как же ты, Яковлев, все просчитал-то! «Коммерсант» был создан для только что народившейся прослойки коммерсантов, «Сноб» предсказал снобов, а теперь Россия стала страной стариков...

– Я совершенно не имел этого в виду. Это проблема не российская, а общемировая, и не столько социальная, сколько психологическая. Огромное количество людей уверены, что жизнь кончается после пятидесяти, и сам я так думал. Тебе сколько?

– Сорок пять. И я не то чтобы так думаю, но трепещу.

– Правильно, трепещи. После пятидесяти она очень сильно меняется. Всё: работа, здоровье, распорядок дня, связи, характер сексуальности. Но она не кончается – наоборот, начинается самое главное. Просто этому не учили в школе. Я впервые задумался обо всем этом, когда познакомился в Штатах с одним психоаналитиком – точнее, с одной, поскольку она женщина. Замечательная собеседница, активный профессионал, 25 пациентов в неделю, преподает техники йоги – необычное заключалось в том, что диплом психоаналитика она получила в 1934 году.

– Из рук Фрейда?

Дальше )

ianvaletov: (Default)
http://surr.in/gostinaya/yan-valetov-ya-pishu-trillery

Ян Валетов: Я пишу триллеры
03 Апр 2013

Подробности
Категория: Гостиная
Автор: Геннадий Гребницкий
Просмотров: 10
Книга прихода >
Читать книги Яна Валетова я люблю. Они могут быть о чём угодно, но они никогда не бывают скучными. И когда я нашёл в Интернете ссылку «Ян Валетов. Хроники Проклятого», я моментально туда полез. Сразу заинтриговало предупреждение: «Автор заранее приносит извинения всем тем людям, чьи религиозные чувства он может затронуть, и просит их, не читая, отложить эту книгу в сторону». Тут я кивнул сам себе и без сомнения начал читать. Прочитав весь цикл, я не утерпел и позвонил автору – благо, мы знакомы более 25 лет и оба живём в Днепропетровске.

– Ян, твои книги – это всё больше боевички с налётом фантастики. А тут такое...

– Понимаешь в чём дело – если взять «Ничью землю», её сложно назвать боевичком с налётом фантастики. Это, скорее, роман-предупреждение.

– Антиутопия?

– Антиутопия.

– Вернее, нет – точная утопия, потому что все утопли.

– Да-да-да, в конце действительно произошло утопление. На самом деле сказать, что я пишу боевики... Я пишу триллеры. Это всё-таки другой жанр.

– Да, согласен абсолютно. Просто смысл слова «триллер» сейчас мало кто знает.

– А у нас вообще мало кто что знает, поэтому и не будем обращать на это внимания.

– Ага, тогда вопросов никаких нет. И всё-таки – почему вдруг история Иуды?

– Ну, потому что интересно мне было, как из иудаизма родилось христианство, как потом из христианства родилось мусульманство. То есть, взаимное перетекание религий из одной в другую, историй – из одной в другую. Мне всегда была интересна история Иуды – ну явно концы с концами не сходятся с его предательством, правда? Во всяком случае, из четырёх Евангелий только два об этом говорят. И плюс к этому фраза «Нет ни эллина, ни иудея», принадлежащая еврею Саулу. А у самого Христа была несколько другая позиция – если Христос создал свою религию для иудеев как иудей, то лишь Саул (Павел) сделал её религией всемирной. Мне просто было интересно, как это связано было с иудейской войной, как распространение христианства было связано с исходом, первым, с разрушением второго храма. То есть, на самом деле, это такой интереснейший период, когда из боли, крови, восстания родилась европейская цивилизация. Вообще уникальная ситуация – с помощью секты и гражданской войны. Сект в Израиле было очень много. Помимо Христа, в то же самое время, в те праздники, которые для него так трагически закончились, проповедовали ещё несколько человек. Имена их тоже сохранила история, но в истории они не сохранились. Ситуация в своём роде была уникальной, и именно поражение евреев в гражданской войне, уничтожение Иерусалима, исход евреев из Иудеи послужили началом развития христианства в мире. То есть, именно их волна вынесла христианство на пределы Римской империи. Именно они были первыми христианами. Они ведь поссорились позже – имеются в виду иудеи и христиане.

История вообще любопытная штука – не только Флавия можно почитать по этому поводу, есть масса интересных источников. У меня три с лишним года ушло на роман, плюс год подготовки.

– Это очень солидно. За исключением нескольких мелких неточностей в транскрипции расхожих фраз на иврите, я не нашёл там никаких огрехов. Зато я сразу полез в Иосифа Флавия, Лиона Фейхтвангера. Твоя книга заставила меня кое-какие вещи сравнивать с тем, как это было описано, скажем так, всемирно известными писателями. Тебе до этого ещё...

– И слава богу – я ещё живой!

– Да-да-да – пусть будут живые классики! И я так понимаю, ты поехал в Израиль посмотреть, проникнуться всем этим.

– Несколько по-другому – когда мы приехали в Израиль в первый раз с супругой и дочкой, мы много ездили, смотрели обычные туристические привязки – Иерусалим, Тель-Авив, Вифлеем, потом в Эйлат. И, проезжая мимо Мёртвого моря, водитель наш сказал:

– Видите, скала? На ней крепость.

– Какая крепость?

– Мецада.

Ну, вроде я историю знаю, а что за Мецада? И он рассказал вот эту историю. Коротко изложил. И у меня вначале родилась мысль написать о Мецаде, о том, что там происходило. История жуткая на самом деле. Но меня поразило другое – я считаю себя образованным человеком, но об этом я очень мало знал. Практически ничего не знал. Да, была Иудейская война, да, Иосиф Флавий, но с какого бодуна читатель начнёт читать две книги вот такой толщины? Мне уже кто-то написал по этому поводу: «Мало того, что он пишет о жидах, так ещё и о древних жидах». То есть, совсем головой съехал. А на самом деле я же не пишу о евреях, я ведь не пишу в чистом виде о еврейской цивилизации. Я пишу о том, что одна цивилизация рождала другую. И мы наблюдали в первом веке, благодаря этим событиям, рождение христианской цивилизации. Той, которая стала превалирующей на большом участке суши на ближайшие 700 лет до создания мусульманства. Меня всегда поражало, что люди видят внешнюю оболочку, но не понимают, о чём вообще идёт разговор.

И вот эта беседа в машине, когда мы проезжали мимо, родила идею, которая потом переросла в совершенно другую – поскольку я давно интересовался историей Иуды, я подумал, что, в принципе, это же люди, жившие в одном поколении. Они могли знать друг друга, сталкиваться друг с другом, их судьбы могли быть связаны. Тем более, что те, кто оставил такой след в истории – это были люди, проклятые своим народом. Флавий был проклят своим народом, Иуда был проклят и не только своим народом. Меня это очень заинтересовало. И из вот такой смеси странной появилась история о Израиле того времени, об этих исторических лицах, которые действуют там, пересекаясь, общаясь.

У меня есть хороший киевский издатель, Петя Хазин. Я написал первых несколько глав, и отправил ему. Он прочёл и сказал: «Ян, это читать не будут – это романтизированный вариант того же Флавия. Это история, которую современного человека нельзя заставить прочесть. Он должен или очень сильно интересоваться, или он это читать не будет».

– И ты решил добавить авантюру?

– Да. И тогда родился современный израильский профессор Кац. Тогда родилась вторая часть истории, где герои – журналист из Украины, профессор Кац и девочка-арабка-христианка.

– Так толерантно – украинец, еврей и арабка. Это чтобы потрафить любым вкусам?

– Нет, совершенно нет. Что меня в Израиле в своё время поразило – они же собирались построить монорелигиозное и мононациональное государство. Я беседовал с очень многими людьми в Израиле, и все наши разговоры сводились к тому, что это невозможно. Это была хорошая мечта на 47-й или 48-й год. Но построить национальное государство там, где минимум два больших народа проживают на протяжении тысячи лет, где у многих жителей арабские корни – это нереально. То есть, это либо геноцид, либо многонациональное государство.

– Геноцида нам не надо. Итак, ты проникся этой историей и поехал в Израиль ещё раз для сбора материалов. А как это происходило? Ты же не ходил за всякими справками по израильским кабинетам?

– У меня там есть знакомые, и мне организовали встречи с археологами, историками, я был в Тель-Авивском и Хайфском университетах. У меня был хороший экскурсовод и я проехался по всем местам, я побывал в Мецаде, посетил поселения на берегу Мёртвого моря, посетил Тель-Авив, Хайфу – то есть, те места, которые потом стали местами действия романа и в древности, и в наши дни.

Я говорил с учёными, с ребятами-археологами. Думаю, что этого хватило – я ещё и очень много литературы насобирал.

– Это по истории. А современность ты откуда брал?

– Да просто брал и всё. У меня ж там куча друзей, я ездил, говорил, общался, смотрел. И вообще – там же идут приключения с привязкой к определённым местам. Я консультировался, спрашивал слова, устойчивые выражения. А всё остальное придумывал и потом спрашивал, нормально ли получилось.

– Весьма правдоподобно получилось – я всё-таки прожил там три с половиной года. А книгу твою читать надо!

– Ну, слава богу! Знаешь, я не люблю, когда я где-то был, хорошо знаю место и вдруг читаю или вижу в кино, как, например, в пятом «Крепком орешке» они за два часа доехали от Москвы до Чернобыля с полным багажником оружия, а главные злодеи прилетели туда на вертолёте, в Чернобыль, из Москвы – у меня, как ты понимаешь, возникли некоторые вопросы. И я очень не хотел, чтобы у людей, которые знают Израиль, возникли вопросы. Хотя нет – косяки там безусловно есть. Ну, не может там не быть косяка!

– Косяки незаметны. И потом, много ли людей досконально знают северный Негев? Его надо для этого прошагать-проползти.

– Ты знаешь, а я специально по поводу бурь, наводнений, потоков консультировался с ребятами, которые там постоянно ногами ходят.

– Давай теперь с помощью бурного негевского потока перетечём в нашу украинскую современность. Тут все стали такими православными, и в то же время ненавидят евреев. Они что, вообще истории христианства не знают?

– Не знают. Можно даже схлопотать по роже, если скажешь, что Иисус – еврей, чтобы ты понимал. Я-то по роже не получал, потому как и ответить могу тем же, но массу удивления и возмущения выслушивал.

– Я знаю, когда пишешь книгу, узнаёшь много нового, выстраиваешь какие-то новые ассоциации, о которых до этого вовсе и не задумывался. У тебя такое тоже было?

– Когда я писал «Проклятого», я находил очень много аналогий между древним Израилем, который вступает в гражданскую войну, и современной Украиной. Израильтяне проиграли из-за неумения найти общий язык между собой. Они мочили друг друга так, что римлянам оставалось только ждать. Аналогии для меня прямые – у нас тоже не могут договориться. Тот же идиотизм, деление на группы, которые ненавидят друг друга. Не знаю, по какому принципу – наверное, как собственность не поделили. В книге эти параллели плохо прослеживаются, потому что историческая канва другая, но для меня это совершенно очевидно – как можно просрать страну.

– А что для тебя вообще литература?

– Я занимаюсь бизнесом. Для меня литературные занятия – это то место, где я нашёл отдушину свою. Но мне ж ещё нужно как-то на хлеб зарабатывать, и поэтому приходится интересоваться и политикой – бизнес очень зависим от политики.

– И, наверное, последний вопрос. В интернете я твои книги прочёл. А в бумаге они изданы?

– «Ничья земля» имеет тираж 130 тысяч экземпляров. Три переиздания за два года. Она выходила в «Лениздате» и выходила в «Эксмо» отдельными сериями, потом она повторилась «четыре в одном» и тоже уже распродана. «Проклятый» выходил в бумаге – первый том в Питере и в Киеве, второй – в Киеве, а третий пока ещё не вышел. «Остаться в живых» (она ещё выходила под названием «Глубина») в Питере и Киеве.

– То есть, не надо стонать и плакать о притеснении украинского или русского языков в стране. Надо просто хорошо делать своё дело. Надо просто хорошо писать.

– Знаешь, я встречал плохое отношение со стороны украиноязычных, но меня это не обижает. Есть такой карточный принцип – плачь, карта слезу любит. Люди всю жизнь считают себя угнетёнными и обиженными.

– А когда человек слишком часто жалуется, он начинает раздражать окружающих. Так и Украину уже воспринимают в мире.

– Поэтому я не жалуюсь. Я пишу триллеры.

Специально для газеты "Шабат шалом"



Read more: http://surr.in/gostinaya/yan-valetov-ya-pishu-trillery#ixzz2PPMPRpst


Книгу можно заказать на сайте litmarket.org
ianvaletov: (Default)
http://camillasteinreview.wordpress.com/2012/12/02/ian_valetov/

BACKSTAGE with Ian Valetov
2
12
2012
Today’s special feature on CSReview is an interview with a talented and prolific author from Russia whose books have made quite a roar in his homeland througout the recent years.

CS: Welcome to CSReview, Ian. You authored a series of novels, intriguing and peculiar, some very specific to the area they are set in, others more universal. Your name is known in and out of your country. How does it feel to be a bestselling author?

Ian Valetov: Never really thought about it like that. See, only one of my many novels has been sold in hundreds of thousands of copies – a dark psychological apocalyptic thriller No Man’s Land. I even had trouble finding a publisher at first, which is typical for me. Then the book came out through a publishing house in St. Petersburg and sold 130,000 copies, three consequent editions. On the other hand, my other books sell well online. The market has changed, irreversibly, I think. So, maybe someday I will feel like a bestselling author, but this day hasn’t come yet.

CS: Why did you decide to write The Chronicles of the Damned?

Ian Valetov: It’s a trilogy, three books, but all together just one long story. It came to me on one of my trips to Israel. I saw an ancient citadel – Metsada – and heard what had happened there. I told my wife, someday I will write a novel about it. Back then I had no idea what I was getting myself into. In fact, this trilogy is monumental as it covers a special time in the history of the world.Read more... )
ianvaletov: (Default)
http://russ.ru/pole/Pisateli-i-Revolyuciya.-Beseda-chetviortaya

Писатели и Революция. Беседа четвёртая

От редакции. Ян Валетов – один из наиболее успешных украинских беллетристов, пишущих на русском.Часть его книг выходила в российских издательствах, некоторые отмечены премиями («Звёздный мост», «Интерпресскон»). Все его вещи, написанные в разных жанрах, от авантюрного романа и криптотриллера до экономического детектива и антиутопии, заряжены интересом к современной политической истории и перспективам постсоветского пространства. Валетов подходит к материалу как исследователь,экспериментируя со сценариями развития этого пространства. Мы обратились к писателю с вопросами о взаимовосприятии и взаимовлиянии интеллектуальных и политических элит и других факторах, способных влиять на ход событий.

* * *

Русский журнал: Писатель и революция – тема огромная, подойдём к ней издалека. У московского публициста Андрея Мальгина на юзерпике в ЖЖ изображён генерал Пиночет... Дело не в физическом сходстве: блогер, известный своими либеральными взглядами, тем не менее явно идентифицируется с картинкой. Такое отношение к Аугусто приходится встречать всё чаще, причём в среде людей, исповедующих права человека и т.д...

Ян Валетов: Позитивное отношение к Пиночету имеет вполне здравые основания. Его главным врагом была коммунистическая партия – как можно его за это осуждать? Да, он пришел к власти в результате переворота, на его совести есть несколько тысяч жертв – убеждённых сторонников режима Альенде. Но он спас страну от падения в пропасть, а затем добровольно отдал власть во время демократических выборов.

Можно сколько угодно говорить о кровавом Пиночете, но если вспомнить наших коммунистических лидеров, не говоря уже о коммунистах и социалистах в Африке, Латинской Америке или (не дай Бог) в Азии – там счёт жертв шёл на миллионы... В сравнении с ними Аугусто Пиночет приличнейший человек, почти ангел. Во время его правления Чили совершила огромный рывок и стала демократической державой. После чего сразу отдала генерала под суд. На мой взгляд – памятники ему надо было ставить.

А в случае с юзерпиком – вопрос в мотиве отождествления. Владелец аккаунта может ведь намекать не на политические взгляды персонажа, а на личностные качества – твердость духа, верность идеалам, харизму, наконец. Украинский поэт Сергей Жадан являет публике образ рокера-левака в майке с Че Геварой. Но транслирует ли он этим идею «экспорта революции» или революционного террора? Сомневаюсь.

РЖ: Если говорить о роли писателя в революции – какова она в нынешнюю эпоху в Украине и в России?

Я.В.: При взгляде на Россию извне, в новом протестном движении была заметнее роль писателей не столько элитарных (или считающихся таковыми, вроде Владимира Сорокина, некоторое время назад вроде бы заявлявшего оппозиционные взгляды), сколько популярных, вплоть до сатириков – Бориса Акунина, Дмитрия Быкова, Виктора Шендеровича. Любопытный повод к размышлению... Первых двух можно даже назвать лидерами мнений. Менее известно, что авторы ещё более популярного толка – такие как Сергей Лукьяненко, Андрей Лазарчук, Марина Юденич – занимали противоположную политическую позицию.

Совершенно не звучало имя Пелевина, даже в формате слухов. А с 90-х годов о нём ходили легенды как о политтехнологе, сером кардинале не то Кремля, не то его оппонентов.

РЖ: Загадочная статья «Ultima Тулеев, или Дао выборов»...

Я.В.: Сейчас скажут: банальный постмодерн, а для читательской аудитории это был культурный шок, смешение и смещение святынь. Он там скрещивал компьютерным способом портреты Ельцина, Зюганова, Жириновского, Явлинского – в такой универсальный гибрид. Возникало магическое ощущение их взамоперетекания и тождества... Черномырдин хорошо сказал, хотя и о другом: «Какую бы партию мы не строили, всё равно получается КПСС».

Что касается самих ваших выборов – есть подозрение, что Путин выиграл бы и без всяких вбросов. Но обусловлено это отсутствием серьёзной конкурентной фигуры. То, что у вас называется оппозицией – со стороны, увы, комичное зрелище. В чём-то это не лучше тирании. Тирания для сохранения статус-кво соберёт волю в кулак и предпримет любые усилия. Всё, что может предъявить другая сторона – удачные слоганы и записи в блогах.

При всей абсурдности нынешней политической жизни в Украине, демократии у нас очевидно больше. И при этом – тот же дефицит выбора. Кого бы мы сейчас не выбрали, это будет всё тот же Янукович, только вид сбоку. А с косой он или без косы – никакой разницы.

РЖ: А как писатели участвовали в революции у вас?

Я.В.: В Оранжевой революции люди искусства принимали довольно активное участие, причём по обе стороны баррикад. Но были это гораздо чаще музыканты, чем литераторы. Голос писателя Юрия Андруховича, скажем, звучал не с трибун, а в медиапространстве. И не могу сказать, что это было чересчур убедительно. Экспертом по ситуации в Украине он выглядит скорее для Запада.

Во времена Перестройки писатель мог опубликовать роман – и одним этим возбудить умы во всей стране. Журналист мог одной статьей создать едва ли не предреволюционную ситуацию. Возьмём Крым: сепаратизм на полуострове в начале 90-х отчасти был порождён – в итоге перестроечного бума публикаций запрещённой литературы – знакомством широкой публики с романом Василия Аксёнова «Остров Крым».

РЖ: Имеет ли крымский сепаратизм какие-то перспективы?

Я.В.: Сепаратизм в Крыму – нонсенс, нежизнеспособный проект. Здесь решает чистая экономика, идеология по боку. Вода, электроэнергия и т.д. нужны свои. Отдыхающие нужны чужие.

Я вижу проблему Крыма не в его зависимости от Украины (это бред!), а в мечетях и медресе, которые растут, как грибы. Татары – исключительно позитивный фактор для экономики полуострова, люди трудолюбивые и доброжелательные – сейчас, во всяком случае. Но есть один нюанс.

Не дай Бог нам, лет через -надцать, иметь на полуострове собственную Чечню. Проблема в этом, а не в мифической битве русского и украинского языков. Сколько детей в татарских семьях? А много ли алкоголиков среди татарских мужчин? А как у татар с работоспособностью? С умением поддерживать свой клан, единоверцев, земляков? Им даже не надо воевать или выступать с шумными акциями. Через четверть века Крым естественным путём будет татарским. Вопрос в том, чтобы он не стал исламистским. Иначе – мало не покажется.

РЖ: Каковы твои личные итоги оранжевой революции?

Я.В.: 2004 год сделал мне и многим моим друзьям такую прививку, что на остаток жизни хватит. У меня эйфория длилась буквально месяц-другой. Все эти братания женщин в ватниках с дамами в норковых шубах, конечно, впечатляли. Общая доброжелательность, терпимость – этого у оранжевых событий не отнять. Но вот когда победители начали делить власть...

Отрезвев от революционного угара, я написал небольшую повесть «Прицельная дальность», об имитации женщиной-премьером Украины покушения на неё; в Интернете она появилась в марте 2005. Это был мой персональный «литературный реванш».

РЖ: Геополитический выбор Украины и России – существует ли эта проблема, например, персонально для тебя?

Я.В.: Россия вечно стоит перед выбором между Европой и Азией, а Украина – между Европой и Россией. У Украины более сложная геопозиция. Мы как бы сидим в «шпагате» между востоком и западом. Буферная зона, лимитроф. В нас заинтересованы потому, что нуждаются в изолирующей прокладке или, наоборот, в плацдарме для подхода поближе к границам потенциального противника. И потом, пресловутая труба... Я занимаюсь бизнесом, и партнёры из нормальных компаний в России меня иногда спрашивают – зачем я газ ворую?.. Может, я и воровал бы, да кто меня к трубе пустит? Там очередь с двух сторон границы из ваших чекистов да наших патриотов.

Я люблю русский язык, пишу на нём, связан с русской культурой. Я родился в СССР и для меня Москва, Питер или Иркутск – родные города. Но постепенно появляется ощущение «заграницы». Москва для меня слишком агрессивна, враждебна в своем нынешнем обличье. В Москве 80-х мы компанией гуляли по ночам – шли после съемок «Что? Где? Когда?» с Герцена к себе в гостиницу, в Останкино. И чувствовали себя в безопасности. Нынешняя Россия становится похожа на сегодняшнюю Москву – и это не радует.

У меня в Украине есть друзья, которые спят и видят, как бы объединиться с Россией, я с ними спорю. Есть друзья, которые считают Россию врагом номер один. И при этом, заметим, говорят на русском... Истина, как всегда, где-то посредине.

РЖ: Питаешь ли какие-то надежды в отношении будущего Украины?

Я.В.: На ближайшее будущее – никаких. В 1991-м питал. Отказался уезжать из страны. А сейчас понимаю, что эти 20 лет прожил бы совершенно иначе. И любил бы родину издалека. Страшно переживал бы за реформы... На расстоянии, как известно, очень приятно переживать за реформы. А внутри всего этого ощущаешь только злость.

Важна степень осведомленности, объём информации для размышления. У меня собственный бизнес с 1988 года, и в голове такая база данных, столько сведений о разных персонах политики и бизнеса, что результаты анализа делают меня мизантропом.

И вот, несмотря на всё это, я тоже клюнул и в 2004-м наговорил вагон и маленькую тележку благоглупостей! Однако не жалею. Атмосфера на Майдане в те дни была такая, что описать нельзя! Триумф! Все люди – братья! Эти руки ничего не крали! Хотелось верить...

РЖ: А если бы Янукович победил тогда, в 2004 году?

Я.В.: Было бы значительно хуже, чем сейчас. Сейчас – это другой Янукович. Человек переживший поражение меняется, становится как минимум сдержаннее. Приди он к власти тогда, стиль воздействия был бы еще жестче. Так что сейчас у нас софт-порно, а мог бы быть и хард-кор.

А вот вера в то, что рано или поздно все это кончится, у меня есть. Не бывает пропасть бездонной, и страна обязательно выползет наверх. При нашей ли жизни? – вот вопрос. Как известно, у нас три украинца – это два гетмана и предатель, а не «мужики собрались выпить на троих»... Это обнадеживает.

Украинцами труднее управлять. Они генетически непокорнее. Не верят власти на уровне интуиции… Но при этом труднее объединяются. Меньше верят друг другу, не хотят создавать «зоны общей ответственности». Принцип «моя хата с краю» в действии. И каждый считает себя умнее соседа...

РЖ: Сюжет твоего экономического триллера конца 90-х «Левый берег Стикса» о распиле успешного украинского банка кажется «литературным сценарием» для российской истории с «ЮКОС». Разглядел ли ты заранее – будучи игроком среднего бизнеса – алгоритмы рейдерства, как общий механизм для постсоветского пространства?Или это универсальные закономерности государственного капитализма?

Я.В.: Фабула «Стикса…» – это скорее история уничтожения банка «Славянский», был такой банк Бориса Фельдмана, днепропетровского бизнесмена. Основатель его и сейчас присутствует на игровом поле, но куда более незаметный и мудрый, чем был раньше. А банка нет, разорвали. «ЮКОС» был позже, хотя методы общие, интернациональные, вернее, нормальные советские методы. Продажные менты, эсбэушники, фээсбэшники, депутаты, крутой замес крови и предательства – и вот, получите новое поколение отмороженных силовиков и олигархов с тёмным прошлым.

РЖ: Что думаешь о стремительном взлёте Китая на международной арене? Только ли опасность есть в этом для других держав, или имеется также некий позитив, хотя бы в перспективе?

Я.В.: Моя супруга в детстве жила в Благовещенске. За Амуром была китайская деревня. Теперь это город со 120 000 населения, с небоскребами. А Благовещенск так и остался Благовещенском из 19 века.

В путешествии по Китаю видно, что он очень разный. Есть места из 21 века, а есть из 16-го, но есть тенденция... Учитывая жёсткую власть Компартии Китая, китайское трудолюбие, можно предположить, что ближайшие годы мы увидим превращение китайского тигра в дракона. И вот тогда...

Но нужно учиться направлять эту ядерную энергию в «мирное русло». Возьмём Украину. Проблема хиреющего Крыма решается на раз: пригласить китайцев на 25 лет. За 12 лет (средний срок окупаемости отельного бизнеса) можно отбить проект, а еще за 13 получить 100 прибыли. 25 лет для инвестора налог 15% от прибыли – в местную, крымскую казну, на развитие региона. Через 25 лет – по остаточной цене государство Украина выкупает объекты у инвесторов и продает по рыночной цене украинским собственникам или другим желающим.

Уже на третий год мы бы имели не нынешний Крым, а остров Хайнань – инфраструктуру, отели, рестораны, развлекательные центры. Тут, конечно, вопрос: что потом делать с китайцами? За четверть века они тут осядут тремя поколениями. Крымские татары вряд ли будут этим довольны...

Китайская цивилизация ведь всегда строилась на принципе «поглощения». Пришедший в Китай захватчик захватывал все, что хотел, а через 100-200 лет становился натуральным китайцем. Китай выигрывал любую войну, не сразу, но зато наверняка. Нынче Китай идет в мир с миром, но кто сказал, что они разучились делать этот фокус?..

...Зато какой у нас был бы Крым!

РЖ: Что такое «арабская весна»? Восстание низов, которых перестала устраивать застывшая железобетоном власть, или успешная манипуляция извне?

Я.В.: Арабская весна, как кажется – это реванш религиозных фанатиков и фундаменталистов, прежде оттеснённых слегка модернизированной авторитарной властью. Мне не нравились Хуссейн и Каддафи, но для своих стран они были хороши и нужны. В мире было бы больше стабильности и благополучия, если бы эти диктаторы оставались у власти. Нельзя подходить к архаичным обществам с меркой общества цивилизованного. С точки зрения людоеда сожрать поверженного врага – необходимая вещь. Святые традиции, заветы предков... Для него это не убийство, а нормальный ритуальный ужин после ратных трудов. Абсолютной морали не бывает, и рассматривать примитивные племена, усвоившие внешние элементы ислама, с точки зрения постхристианской морали – бессмысленно. И если трайбалистское общество остаётся таковым, то для превращения заселенной враждующими племенами территории в более-менее жизнеспособное государство без гражданских войн – нужна стальная рука, которая будет руководствоваться понятной им моралью.

Думаю, что за всеми арабскими вёснами стоят деньги исламистов. Маскируясь под демократию, к власти идут разного рода экстремистские организации. А с другой стороны – задумывался ли кто-нибудь, как бы развивались там события, если бы к власти в США не пришел Обама, с его мусульманскими корнями?

РЖ: Революция, как и война, всегда открыта новым технологиям. Во время «арабской весны» власти Туниса удаляли постинги в Живом Журнале и Twitter. В Египте провайдеры просто отрубали интернет, а частично и сотовую связь. В ответ Google дала возможность оставлять сообщение в Twitter путём голосовой связи... Что можно сказать о перспективах взаимоотношений этих целей и средств?

Я.В.: Среди книг, попавших в странную немилость в СССР, был культовый фантастический роман «Час Быка». Его автор Иван Ефремов – убежденный коммунист, однако человек умный и образованный, крупный ученый... Знакомый гебешник объяснял мне, что книга запрещена, потому что содержит идею переворота в тоталитарной стране с использованием системы глобального распространения информации. Далеко смотрел гебешник!

Революция, по Ленину – это захват вокзалов, телеграфа, мостов... Ничего не изменилось, просто вместо телеграфа и вокзалов в современном мире главные коммуникационные функции выполняют другие вещи. Страшный сон спецслужб – неподконтрольные системы обмена информацией – сбылся. Дискуссионный клуб, пропаганда, координация подрывных действий в одном флаконе: коктейль Молотова отдыхает. И уже невозможно ограничить этот поток, а, значит, и остановить революционное движение.

Зато можно его возглавить. Это спецура умеет делать хорошо, поднаторели за годы борьбы с инакомыслящими – что у нас, что за океаном. Эти люди – умелые, грамотные, беспринципные, организованные – те же революционеры, только с другим знаком. Если тебя учили противостоять революциям, считай, что ты научился их делать.

Будет ли моральным мир, в котором правят профессионально аморальные люди? Не знаю. Мир развивается, мораль трансформируется, варвар, захвативший дворец, иногда становится родоначальником благородной династии. Но люди создали спецслужбы, теперь спецслужбы нарушают Первый закон Роботехники.

Беседовал Игорь Сид


ianvaletov: (Default)
...так это за адекватность.
Нелельку назад мне позвонил мой приятель, наш днепропетровский журналист Саша Курбатов, очень порядочный и вменяемый парень, которого я знаю не первый год и вполне ему доверяю. НТВ попросило его снять интервью с кем-нибудь из тех, кто знал Юлю Тимошенко до того, как она стала великой и ужасной ЮВТ. Саша знал, что мы с Юлей были знакомы в 80-90 годы. Мы не были партнерами, но были хорошо знакомы и общались, так как мы с женой переводили фильмы с английского и польского (тогда можно было получить прокатное удостоверение на не переведенную копию и приходилось озвучивать кино прямо в зале, этакая разновидность самодеятельного синхрона. Так переводили фильмы на фестивалях) и делали киноведческие программы. Юля с Сашей тогда занимались прокатом, имели видеосалон в одном из крупных кинотеатров Днепропетровска и прокатывали фильмы в кинотеатре "Червоногвардиец". Мы сотрудничали и общались и такое эпизодическое общение и сотрудничество продолжалось до середины 90-х, то тех пор, пока Юля не ушла на новую орбиту обрубив множество старых связей.
Я согласился на интервью при условии, что из него не будут выдергивать фразы во вред Юле. Человек и так сидит в СИЗО с крайне смутной юридической перспективой. И дело, по которому ее осудили, не выглядит убедительно. Я знаю, что хвостов за ней полно, но докажите реальный эпизод и тогда закрывайте, а политические игры с уголовным кодексом в руках - это не правильно по сути.
Интервью состоялось.
Тезисы:
ЮВТ не мировое зло, не мировое добро. ЮВТ - человек времени и ситуации.
Можно ее не любить, можно не принимать то, что она делает, но ее сила духа, упорство и пробивная сила не может не вызывать восхищения.
Да, мы работали по некоторым темам в 80-х - начале 90-х. Ничего плохого сказать не могу. По моим впечатлениям - ЮВТ человек колоссальной работоспособности, по отношению к нам всегда была безупречно порядочна. Целеустремленная, резкая, обязательная.
Я не знаю ЮВТ сейчас, я знал ее почти четверть века назад. Сегодня - это другой человек, но что я могу сказать о той, кого не знаю?
Я изобразил ее в нескольких книгах, как второстепенного персонажа. Изобразил без симпатии, так как не разделяю ни методов ее управления, ни ее политических взглядов, но я изображал не ту Юлю, которая встречала меня у дверей своего офиса с теплой улыбкой, а ту, которая без зазрения совести подминала под себя энергетический рынок, на котором и я тогда работал. Подминала любыми методами.
Да, в моих книгах был определенный элемент предвидения, но в нашей стране легко быть провидцем - достаточно поднять голову и внимательно оглядеться вокруг. Просто - это делаю очень немногие.
На самом деле, я говорил то, что думаю. Саша задавал взвешенные вопросы. Наснимали, наверное, минут 20.
В передаче осталось несколько секунд - я показываю на бывший офис, в котором располагался центр "Терминал", говорю, что он там располагался. Поясняющая надпись - бывший партер Юлии Тимошенко.
Блин.
Я никогда не был партнером Юли. У нас были несколько совместных тем еще до того, как она стала ЮВТ, в долазаренковский период. Но с какого дуба упали НТВшники?
Постараюсь взять у Саши материал и выложить его здесь.
С программой Центральное телевидение - лучшей программой 2010 года в России - постараюсь больше дел не иметь.
Засранцы.
ianvaletov: (Default)


Это на случай, если кому-то интересно :-)
Свеженькое, 29 апреля снимали.

Profile

ianvaletov: (Default)
ianvaletov

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios