ianvaletov: (Default)
Можно, конечно, написать про дочь офицера, но получил в личке на ФБ, потому имя и фамилию не называю.

**Уважаемый, Ян. Всегда читаю ваши статьи с огромным удовольствием. Рада, что подписалась, и теперь это глоток правды и надежды для меня. Но сегодня, читая Вас, я просто плакала. И сейчас реву. Я хочу домой, я хочу жить в Украине, я хочу,чтобы Крым снова был нашим, А сейчас он не наш, он чужой, он гадкий, мерзкий, отвратительный в своем характере, в своей ненависти ко всему украинскому и человеческому. Я с трудом выношу разговоры о прекрасном президенте, я ненавижу то предательство, которое меня окружает со всех сторон, и прет, бессовестно прет изо ртов предателей. Они меня спрашивают, ну ты же лучше стала жить, ну согласись. А я не знаю, как объяснить людям без понятия РОДИНА, что количество колбасы или тряпок, купленных на твою зарплату, не может сделать человека счастливее. Я, как и Вы, всю жизнь говорю на русском языке, мои родители родом из Архангельской области. мне близко многое русское. Но когда я смотрю "ГОЛОС КРАИНЫ" на 1+1, и слышу украинские песни, я начинаю плакать и не могу остановиться. Еще пару лет назад эти песни мне просто нравились, а теперь это песни моей души, моего сердца, моей Родины. Извините за пафос, но я хочу, чтобы Вы знали, что в Крыму много людей, любящих свою страну. Просто мы не можем сейчас открыто заявлять об этом, не подставляясь сами и не подставляя своих близких. Просто знайте, что МЫ ЕСТЬ И МЫ ЖДЕМ.......**

Полагаю, что добавлять ничего не нужно. Все и так ясно.

Есть те, кто радуется. Есть те, кому больно.
Наша задача помочь тем, кому больно.

ianvaletov: (Default)


Барышни - молодцы. Загнали эту мерзость куда подальше.
Что касаемо нацболов...
Все-таки лучше бы Эдик Лимонов остался в Штатах и продолжал пробовать афроамериканцев на вкус.
ianvaletov: (Default)
Недавно весь Интернет обошла подборка фотографий, сделанных во время последнего урагана в США. Помимо разрушений, часть фотографий показывает смеющихся американцев, которые катаются на волнах, ездят на животах по залитым водой мостовым, словно пингвины по льду и т.д.
Ниже - комментарии нашей публики (русскоязычной). Слова пиндосы и уе...ны - самые мягкие в лексиконе. "Они тупые!!! - пишут наши соотечественники. - У них ураган, а они лыбятся, как идиоты! Козлы! Вообще ничего не понимают! Правильно на их Пиндосию все валится!"
Если честно, мне не было стыдно или неприятно. Мне было противно до отвращения.
У американцев, как и у любого народа, полно своих тараканов, которые мне не нравятся. Но они не тащатся от чужих несчастий. Они умеют улыбаться, даже когда тяжело. Они умеют сносить удары судьбы и объединять усилия, когда это необходимо. Они построили прекрасную страну, в которую миллионами едут те, кто за глаза называет ее Пиндосией. Прекрасную по сравнению и с моей страной (ну, тут худшие варианты только в Африке), и с той, в которой говорят, что несчастья в Америке - это кара Господня. Американцы не тупые. Тупые те, кто радуется чужому несчастью, и живя в полном говне рассказывает, что круче него только горы и яйца, и, попивая пивко, твердит о своем интеллектуальном и духовном превосходстве над другими странами и нациями, делая по 4 ошибки в слове "жопа".
ianvaletov: (Default)
Не мое. Взято с сайта dirty.ru, автор Stavr

Итак, история жизни нескольких самых обычных людей. Один из них – Зиновий Симхович Левинсон–Штраубе, дед моей жены. Он родился, в семье австрийского еврея и украинки–католички, в прекрасном городе Станиславове. Отец его, в 1903, окончив университет, приехал в Станиславов(по делам конторы). Ехал будто бы в командировку, и думал, что всего–то на год и чуть того больше. Однако, здесь он встретил свою любовь Марьяну и женившись, поселился в Станиславове.
Я нарочно исключил все ссылки из текста(зато нарисовал картинку), и я очень прошу вас дочитать до конца, не прибегая к помощи Wiki/Google(их разъяснения излишни здесь, и только предвосхитят ваше отношение)
В конце второго десятилетия прошлого века, он уже был почтенным горожанином, отцом большого семейства, и примером удачливого предпринимателя. Казалось, всё идёт хорошо, но вдруг мир вокруг будто сошел с ума: революции, война, распад Австро–Венгерской империи, возведение Станиславова в статус столицы с весьма сомнительными перспективами. В таких условиях, благоразумному человеку, казалось бы, следует проявить мудрость, и начать «стремительно» перебираться в места потише.

Но, как это часто бывает, тяжелое и хлопотное решение откладывается «до поры», в надежде, что все вскоре образумится. А потом, вдруг становится «поздно»: под городом бои, кто теперь власть — неизвестно, а все планы, предприятия, друзья–соседи, дом с утварью и семь слоников в горке в миг, превращаются в грустные воспоминания из эпохи доисторического материализма.

С большим опозданием они все же решаются оставить родные места и в конце 1920 года, семья Левинсонов–Штраубе отправляется в долгий путь по территории современной западной Украины, в поисках нового дома. В скитаниях тяжело заболевает мать(чахотка), рождается Зиновий(дед моей жены) и умирает маленький Ригге. Продано все, что имело какую–то ценность.

В сентябре 1921 года, измотанные и окончательно обнищавшие в дороге, они приходят в Лемберг. Здесь много таких как они и устроиться не просто, но друзья и местная община помогает им обосноваться.

В 1926, семья покупает новый дом. Мать ездит на минеральные воды, отец начинает преподавать.
Жизнь налаживается, а окаянные дни всем думается навсегда ушли в прошлое. У маленького Зиновия, появляется еще одна сестра — Сара. Семья живёт тихой спокойной жизнью: отец работает, детишки счастливо растут, а мать занимается их воспитанием.

В 1927, отца приглашают в городской совет. На людях он держится в стороне от политики, и от участия во всевозможных политических кружках отказывается, но домашние знают о его симпатиях социалистам.

В 1939 году, Зиновию уже 18 и он поступает в университет, на инженерное отделение. Однако, в этом году ему не суждено начать учиться, потому что 1 сентября 1939 года немецкие войска входят в Польшу. 12 сентября, немцы уже стоят под городом.

22 сентября, немцы подписывают договор о передаче города Советскому Союза.

Начинаются репрессии. Доблестные чекисты, арестовывают отца, без всяких обвинений. Затем, арестовывают мать, но отпускают через 2 недели. У матери, вновь обостряется болезнь. Старший брат Зиновия Ян, обозленный за аресты родителей, начинает посещать собрания украинских националистов и других антисоветчиков. Зиновий же, перенявший отцовский романтизм в отношении социализма, оправдывает действия НКВД, необходимостью навести порядок.

В 1940, становится известно, что отец умер при пересылке, в Сибири. Похоронен там же. Ян уходит из семьи, и вступает в ОУН. Зиновий, по просьбе матери, выезжает на могилу отца.

22 июня 1941 года, в городе происходит успешное восстание членов ОУН. Марта — старшая сестра Зиновия, погибает, пытаясь пробиться к городской тюрьме, где сидит ее жених.

Войска НКВД отступают, но успевают расстрелять огромное количество заключенных. В город входят немцы, и обвиняют в этих убийствах евреев. Пропаганда и подтасовки, делает свое дело… 2 июля 1941 в городе начинается резня, в которой погибает около 10000 евреев.

Ян возвращается домой, но там никого не находит. Только записка, из которой он узнает, что Марта погибла, маленькую Сару «передали друзьям», а сестры c матерью надеются укрыться за городом… С тех пор, он никогда больше о них ничего не слышал.

Ян обвиняет во всем НКВД, и продолжает воевать в рядах ОУН.

В ноябре 1941, Зиновий вступает в ряды Красной Армии.

В 1944, Ян получает тяжелое ранение в голову и грудь, и его переправляют в тыл, где остается до окончания войны. После окончания войны, он переселяется в Данию.

В 1945, Зиновий приезжает в Лемберг, и находит на месте своего дома руины. Он считает всю свою семью погибшей.
…………………………………………………………………………………………
В 1967 году, Ян и Зиновий встречаются в Лондоне. Оба – граждане Великобритании.

Несмотря на долгую разлуку, встретившись они недолго продолжали отношения, рассорившись вскоре и так и не сумев простить друг друга. Конечно же, дело было не в том, кто на какой стороне воевал: они оба были не в восторге от СССР. Разругались они из–за своих вспыльчивых натур и тяжелых характеров: оба обвиняли друг друга в судьбе матери и сестер, и никто не видел компромисса.

Сару нашли в 1981 году. Она, бежала с друзьями отца, и они воспитали ее. Но, найденную сестру, Зиновий не любил и всегда называл ее не иначе как «местечковой дурой» и «жидовкой»(я сам, услышав впервые обомлел, но скоро узнал что вульгарные антисемитизмы весьма распространены между своими, у евреев). По слухам, блуждающим в семье, между Сарой и Зиновием произошел какой–то конфликт, сути которого никто так и не узнал, а зная характер Зиновия считалось, что возможно ничего и не было на деле.

Вот такая история, вернее ее первая часть… А теперь, пару комментариев:
— Станиславов, это – Ивано–Франковск
— Лемберг, это – Львов
— Все описанные события – подлинная история близких мне людей. Подлинная, но не вся. Я закончу сейчас же, но подумайте пока: как должны относиться, друг к другу, Зиновий — воин Красной Армии, и Ян — воин ОУН. Что они должны, и какой стране? Кто из них герой и какой страны?

И главное: кто может судить их?!

Вторая часть – наше время.

Был, еще один важный в этой истории момент. Момент знакомства моего деда и Зиновия — деда будущей моей жены. Зиновий тяжело заболел в Англии, и решил вернуться в Украину под дочкин(т.е., моей тещи) присмотр. Да, и к тому же, вскоре должна была быть наша свадьба и он конечно же хотел присутствовать. Очевидно было что его нужно будет знакомить с моими родственниками, и главное – моим Дедом.

Мой Дед — человек суровый, прямой и принципиальный; ветеран, офицер, всю жизнь отдавший советской армии, до последнего своего дня, дороживший портретом Сталина на стене. Уроженец подмосковной деревни «Яковлевская», из семьи поволжских немцев, с "типичным" отношением к евреям: пренебрежительно–осторожным. Знакомый, наверное многим портрет?

А со стороны жены — еврей–поляк, эмигрант, с родственниками "бандеровцами", и главное, с таким же жестким характером.

Т.е. оба старичка, по натуре были люди прямые, несдержанные и грубые :) Поэтому, к их встрече готовились долго обе семьи.

Я просил деда, уговаривал, объяснял. Под конец, он выматерившись, дал слово, что будет держать себя в руках и не будет устраивать «сцен». И действительно, всё прошло мирно. Холодно, но без мордобоя: в духе переговоров супердержав, времен "холодной войны". Кроме того, поддавшись на уговоры тещи, дед пообещал навещать Зиновия – «чтобы старику было не так одиноко… он ведь болен… даже на улицу не выходит».

Скоро, дед сдержал обещание, и пришел к Зиновию, захватив шахматы. А спустя еще немного, старички сдружились. Ну ни то чтобы, прямо "лепшие друзья" — нет, но вполне себе мирные дедули–шахматисты. С водочкой и посиделками…
Потом, Зиновия не стало.

Когда Зиновий умер, дед конечно же пришел на похороны. И Сара была. За столом, она вспоминала о Зиновие и Яне. Как они уходили… Какими "хорошими были мальчиками". Все посматривали на деда. Ведь, в контексте воспоминаний, она запросто говорила о вещах и событиях, непреемлемых для красноармейца, ветерана и офицера. Дед, все время молчал, а потом вышел. Бабушка вышла за ним. Думала успокоить его.

Она, только начала: "Сереженька успокойся. Похороны же…" Дед перебил ее: "Да я спокоен… Я эту дуру просто, слушать не могу "…

И он действительно был спокоен. Потом, он рассказал, что перед смертью, Зиновий попросил у него прощения. При этом, дед сознался, что ему стало стыдно до слез; он растерялся и не нашелся что сказать, кроме как глупое — «конечно прощаю!». Ему было очень неловко, потому что он не видел: "за что?", он должен прощать этого человека…


via Stavr from dirty.ru

Profile

ianvaletov: (Default)
ianvaletov

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 04:20 am
Powered by Dreamwidth Studios